ТАМ, ГДЕ ЖИВУТ АЙБОЛИТ И БАРМАЛЕЙ
Ангола, 1994-1995 гг.
Записки без сюжета

...а иногда такое вдруг приснится...
Здесь я продолжаю травить свои байки.

Драгоценный читатель наверняка помнит, что в других частях этой ангольской главы я клятвенно обещал осветить некоторые особенности работы на рыжем континенте. Ну вот вам и ага!

passaporte
Война в Анголе. Но мы-то, само собой разумеется, гражданские пилоты.
и что блинтересно, сей аусвайс выдан российским консульством в Анголе (и на чистом португальском языке
засвидетельствовано, что я пилот и гражданин России. Конспирация во все поля!)


МЫ ВЕЗДЕ НАЙДЁМ МЕСТО ПОДВИГУ!

2p   авиатору на заметку I
Я не был в свободном плаваньи по другим странам Африки, но для Анголы, чтобы ворочать там мешки, а не просто выйти на прогулку, знание языка так же необходимо, как приехавшему, скажем, в глушь в Саратов французу.
Те наши специалисты, кто работал в стране ещё при Союзе, почти не контактировали с местным населением. На крайняк – общались или с обучавшимися у нас военными, или с кубинцами. Все дела делались через переводчика.

Нас же бросили как слепых котят в воду: летите, голуби, вон туда, разгружайтесь, и быстренько назад. Связь с диспетчером ещё как-то была, на кривом английском. Но на аэродроме нас обычно ждали буйный разврат и жёсткое порно – толпы обезумевших беженцев, военных, увешанных оружием, техника и груз безо всяких документов и внятного указания куда-зачем.
Поэтому знать португальский язык в Анголе просто необходимо. Английский там не катит (французский, испанский – иногда годятся).

И вообще. Владение пятью (FR, EN, ES, PT и местный) языками в Африке (и Анголе в частности) – это необходимость и повседневная обыденность их жизни. Русский на уровне бытового общения (если это сулит какой-то заработок) они осваивают за три месяца. Хватают его на лету, как собака блин.
И я этой темы уже слегка касался в рассказе о сыне нашего полка, который на третий день в родном экипаже уже пытался работать переводчиком с русского.
Вот уж мартышки, ну что с них взять?!!

2p   авиатору на заметку II
О правильных взаимоотношениях белого сеньора и чёрного амиго
или Особенности Национального Освобождения, в двух словах:

– Их нельзя бить (были скандальные случаи):
Поначалу грузовая кабина нашего самолёта бесконтрольно набивалась до упора, и мы прилетали со всей этой ордой на базу. А любые попытки контролировать загрузку зачастую оканчивались мордобоем. И вот тут интересный момент: если гоминоид уже попал в самолёт, он считал, что занял своё законное место, которого его никто не вправе лишить. Ярость некоторых авиаторов от такого наглого неподчинения могла стать неконтролируемой. За борт на бетонку летели баулы, их хозяева, и даже женщины и дети.
Мои чёрные помощники объяснили мне, что белому всё-же не положено бить чёрного (ибо тот не может ответить тем же), а времена дикого колонизаторства давно закончились.

– В Африке белый – отец и кормилец. То, что борцы за равные права пытаются сделать, загубит их совсем. Негра – отличный слуга, никудышный хозяин.
Вообще-то начать нужно с того, что в принципе европейцу можно всё. Просто на всякие выходки они будут смотреть как на вышедшую из берегов стихию. Память о белом господине, строгом но справедливом, до сих пор жива в них.
Конечно, на белых они смотрят как на кошелек, который должен компенсировать все столетия рабства, поэтому разводят [туристов] на каждом углу.

– Кстати, какие бы ужасы про Бармалея ни рассказывала на ночь Агния Барто (не, оказывается это был Чуковский), почти за год работы там я не слышал об избиениях чёрными белых (я не говорю о спровоцированных случаях). Даже среди них самих, рукоприкладных междусобойчиков не наблюдал. Максимум – треснуть по затылку и красиво обматерить.
Для них исторически понятно, что белый – это их хозяин или крупный начальник.

Попутно, о мате. Наших многоэтажных конструкций с наворотами и узорами у них, конечно нет, ну или я не слышал. Поэтому, посылать их, или проводить опыты с чьей-то матерью или Отцом Небесным, просто опасно, не понимают идиоматики и искренне обижаются, ибо дикари-с. А вот русские изыски осваиваются на-ура, в том числе малыми детьми и беременными женщинами, так что в их присутствии фильтровать базар нужно через самое мeлкое сито.

– Отвлекусь: африканские дети рождаются взрослыми – они не капризничают и не плачут.
Добавлю: нигры-рабы ударно впахивают только под чутким руководством кнута белого надсмотрщика, да и то лишь только пока тот на него смотрит. (прим: в момент, когда белый начальник моргает, нигра прерывает работу, бессовестно отдыхая).

– Как вы кокосы с пальм достаёте?
– А мы их и не достаём. Когда ветер, они сами падают.
– А когда ветра нет?
– Ну... тогда неурожай.

– Уход от ответственности. "Аманя де маня" – переводится как "завтра утром" – но это утро никогда не наступает – просто такова формула вежливого отказа.
– Негрики – как дети. Остановив, бывало нашу машину, блюстители в форме не стесняясь могли прямо сказать: дай чего-нибудь. Иногда хватает сигареты, банки газозы. Команда патрулей удовлетворяется неначатой пачкой или парой бутылочек холодненькой минералки.
Что ж, иногда приходится "платить за белую кожу" – что ты делаешь с удовольствием, подтверждая тем самым своё превосходство.
– Хотя, как и везде, есть разные люди – как себя поставишь, так к тебе и будут относиться.

2p   авиатору на заметку III
– Белому нельзя воровать (но организовать помощников на афёру – святое дело). Но если чёрные заметят, это будет не грех, это будет цирк: белый украл у чёрного!
Само население же, вопреки моим ожиданиям, в целом оказалось вполне себе миролюбивым. Украсть, что плохо лежит – это да, тут они мастера высочайшего уровня. Но "грабить корованы" – это не про них сказано.
– Белому нельзя переносить тяжести, делать тяжёлую физическую работу (желающих сделать это за мелкую копеечку найдётся предостаточно).
– Передвигаться (пешком) по улицам, посещать рынок... только в сопровождении подручного (дешевле выйдет). А лучше ездить в автомобиле, ещё лучше – с местным водилой.
– Воздерживаться от подаяний (потом трудно будет избавиться от хвоста попрошаек).
– Не носить с собой ценности и сумму денег. Твой "амиго" их стырит первым.
A на рынках работают такие профессионалы, что наши цыганки станут сёстрами милосердия.

papaya
Чёрные водители компанейских микроавтобусов. Работаем под флагом гражданской авиакомпании
Хорс (Khors – не путать с конём, который по английски звучит так же)
.

2p   почём в Африке землица
А ещё надо рассказать о том, как я чуть не стал землевладельцем в Анголе.
Юралексовцы прознали, что где-то на околице Луанды начали распродавать участки под застройку вилл, прямо на берегу океана. Ну как на берегу – сама кромка океана оставалась свободной, а на расстоянии где-то в ста метрах от воды нарезалась земля, соток этак по десять.

papaya
Ночью, на базе №2 с техником самолёта Момот Сергеем под кроной папайи.

Да, а наша фирма (о которой стоит рассказать отдельно – как они приxватизировали всю советскую собственность в Анголе), частью своей имела строительный бизнес (привет, дерибасовцам!), и хотела на этом участке перехватить контракт на постройку бетонного забора для защиты от набегов местного населения, ну и в деньгах мож вложиться).

Итак, поехали мы в так редкий для меня выходной на океан (есть утомительное видео, выкладывать не буду), по пути заехали осмотреть место.
Первоначальный взнос и регистрация – порядка ста баксов на наши деньги. Далее – игры в удачное инвестирование и рост цен на недвижимость. Но я на этом языке тогда ещё не разговаривал. Но хоть посмотрел, приценился.

    ФОТО ⇒ Забор там всё-таки поставили (не знаю, кто). Но это ж надо было целый квадраНтый километр огородить – и до сих пор площадь пустая! (2016)
    ВИД из КОСМОСА ⇒ в реальном времени (какое-то предприятие появилось).
A больше и не-зна-чо писать, я не писатель тут вам...

2p   личности. Русский богатырь Коля Гудов
(или как я выучил португальский)
Иногда цепь каких-то незапланированных событий может так вывернуть кривую жизни, что не дай Б-г каждому.
Прилетели мы значит в мою самую первую командировку в Анголу. Прилетели совершенно случайно – срочно подменить самолёт с отказавшим двигателем. Разместили нас на Vela Villa (вилла Свеча). Это такой жилой комплекс с номерами на 2-4 человека и ресторанчик. Разместились махом, сбор экипажа в ресторане. Заказали закусь, пора разливать (приносить с собой – древняя лётная традиция), хвать, а стаканов-то и нет. Спросить? Ну а как? Тут вспомнили про меня и мой английский:
– Колька, иди попроси тару.
– Дык эта. Тут же португальский!
– Да какая тебе разница!

Командир сказал – нужно исполнять приказ. Пошёл на кухню. Как на зло, ни одного стакана на горизонте. Пришлось объясняться жестами (сложив пальцы стопкой, сделал в рот гуль-гуль). "Копy". Понятно. На всякий случай запомнил, как. Слово-то ходовое.
Официант же подивился странному ритуалу русских, но стаканы принёс. С русским национальным слоганом "Приносить и распивать спиртные..." он был явно незнаком.

После шикарного (што уж говорить) ужина, экипаж умиротворённо побрёл по стойлам. Но не техник Коля Гудов. Он сцапал меня в свои обьятия и сказал:
– Я иду в город. Мне нужен переводчик.
– Так я же не...
– Тихо! Я плачу за всё!
Капитан Гудов и в полку отличался безудержной искромётностью гардемарина (в свободное от мрачного уныния время, в которое я и познакомился с ним, аккурат на гарнизонной гауптической вахте, где он сидел за очередной дебош, а я его охранял, будучи в наряде по этой самой губе).

Выдвинулись незамедлительно. За нами увязался экипажный стрелок (роль которого в загранкомандировках я до сих пор не понимаю). Я надеялся на променад и достопримечательности, однако буквально в паре сотен метров от ворот виллы возник небольшой ресторанчик. А для военного это главное развлечение в службе. И этому развлечению не может быть препятствий, даже лингвистических. Чинно вошли, вальяжно сели. Коля щёлкнул пальцами в воздух:
– Vodka!
Стаканы я лихо заказал на только что освоенном иностранном. Закуска появилась как-то сама собой.
– Ну! За неё! [любовь, удачу и денег впридачу].

Несколько посетителей из местных с интересом наблюдали за банкетом. А я уже упоминал ранее, что негры в массе своей ручные, очень дружелюбны и благожелательны. И вскоре несколько гостей оказались за нашим столом.
Кто, откуда и зачем – быстро перезнакомились по именам, потекла беседа. Благо кто-то з них трохи розумів англійську, то я воспользовался моментом и освоил несколько новых португальских слов.
Вечер удался – усидели пару бутылочек Абсолюта. И примите во внимание: я, будучи заслуженным язвенником и неустанным трезвенником, лишь чуткá попробовал диковинного (явно не из опилок) напитка, новые друзья не пили совсем (не пьют негры водку, говорил же!), стрелок подло сачковал через раз.
И хотя основная нагрузка легла на Колину грудь, встал он из-за стола довольно уверенно. Кто-то из африканеров не преминул поинтересоваться:
– А ещё смог бы выпить?
На что Коля с гордостью ответил:
– Русский офицер всё может. Берёшь бутылку? Я покажу!

Аттракцион поддержали остальные друзья. Хозяин вынес приз. Коля умело раскрутил бутылку, и в позе горниста винтом вогнал содержимое себе в желудок. Аплодисменты, переходящие в овации! Даже я, видавший пивших стаканы чистого спирта залпом без закуски например, такое видел впервые.
До ворот виллы герой дошёл сам. Ну а дальше-т скинул груз уже за высоким забором виллы... и опал, как озимые. Нелегка жизнь смелых!

Но кажется мы начали нашу беседу с изучения португальского языка.
Можно было б написать целый трактат по теме, но вощем, чото я уж устал объяснять чо и как, а просто хотел сказать вам што какой-то поломатый двиг вдруг случайно вверг меня в войну в горячей точке и я год считай прожил в чужой стране обезьян, которые прямо скажем были мне понятнее многих бледнолицых; и язык среди них пошёл на-ура, как не пойти-то, если день и ночь в стае?
Короч, "судьбе не раз шепнем мерси боку!" Вторая жизнь, считай...

2p   город Лубанго
Между делом, (дамы-с), ответьте-ка мне на один занимательный вопрос: Как называется провинция Анголы, в коей располагается ея столица Лубанго? Гусары, молчать!

Как всегда, историю с географией мы обойдём стороной. Замечу только, что климат на местности таков, што я б там и корни пустил (с целью собственного пенсионного отдохновения), ибо на возвышенности там воздух свежее, бананы бесплатнее и служанка в белом передничке). И что немало так сказать важно, комаров там нет. Анабела (с ней вы уже встречались), очень любила челночить в сей город по причине удалёности от войны, потому-то там жило много богатого и белого люда, и её бизнес приносил ощутимые плоды. Да и нам наши левые пассажиры платили чуть щедрее.

Местной примечательностью была (и есть) огромная статуя Иисуса нашего Христа, обзирающего город с холма, (а ещё два других стоят в Португалии и Бразилии, обнимая через океан всю бывшую португальскую империю). В один из первых прилётов на аэродром, лётчики не удержались от возможности похулиганить и мотнули пару кругов вокруг скульптуры, да настолько близко, что я аж забоялся попасть в распростёртые объятия Спасителя, оказавшись с лицом его тет-на-тет. А нос у него, ребята, облуплен.

Разного зажигалова там на аэродроме случалось немало.
Однажды пригнали стадо буйволов, грузите, говорят. Ну я на первого начал подобие упряжи лепить – типа за подмышки кран-балкой поднять и в кабину. Так он, скотина такая, из ремней выпрыгивает как мыло в бане. А хлопцы мои, те, что помощники, не долго думая, хвать его петлёй за передние ноги и краном вверх. Так всех ловко в кабину перетаскали, цепями к полу пришвартовали как танки бывало. Óру от них, конечно было больше, чем от турбин, да и насерили за полёт как в авгиевых конюшнях, стресс знамо дело, ну а я порадовался в очередной раз за трабалидоров, что помогли выполнить боевую задачу и не обрекли правительственные войска на [просроченный] комбикорм.

Случалась перевозка быков и другим вариантом, уже в тушах. Тоже не подарок – тонн двадцать скользкой свежатины без тары. Задачка ещё та была – привинтить эту растекающуюся массу к полу. Ну вот налепили швартовочных сеток на зад-перёд да цепей поперёк побольше в надежде, что в полёте не будет фигур высшего пилотажа.
Но я б и не вспомнил про этот рейс, если б не чувак, прятавшийся внутри одной из туш абсолютно голым! Грузчики его конечно же заметили ещё в кузове грузовика и пинками отправили в поле, и вот он весь в кровищще убегает, а мне его жаль, пусть бы летел мужик, мож поиздержался в дороге, иль ему срочно к маме надо.

Так то у нас и политика такая была: тот, кто по-человечески просит, то пускать, а нагло лезущих – только через динейро. А добрая половина пассажиров, (да ещё с грузом) были военные, церковь, гум. и мед. всякие, бесплатные по умолчанию. В общем, жуть народу даром перевезли. А просто смысла не было копить капитал – кванзы на доллары не менялись, а то, что сдавалось в экипажную кассу, пропивалось под корень в беспробудных пьянках, бессмысленных и беспощадных. Пацаны на здоровье не экономили.

Раз уж про Лубанго речь, вспомнился один из смертельных случаев (рассказать о которых я пытаюсь в конце этой странички).
Как-то, провошкавшись с погрузкой, командир решил не брать пассажиров (а наверняка там кому-то так надо было, шо кровь из носу), чтобы успеть выполнить второй за день рейс. Я, закрывая грузолюк и не зная об этом решении, слышу запуск двигателей и вижу, что мои хлопцы тянут внутрь входную стремянку. Самолёт начинает движение. Закрыв люк, иду закрывать входную дверь. Вижу картину: толпа, уже не сдерживаемая военными, ломится под колёса. А одна горилла подымает с земли кирпич и кидает его прямо в двигатель!
продолжение следует...

2p   приехал Нетто, уехал Брутто
Ладно, так и быть, расскажу вам ещё одну весёлую историю.
Agostinho Neto – первый президент независимой (от Португалии) Анголы, большой друг страны Октября и ея младших братьев. Ничего сверх-ординарного для очередного революционера, вот разве что прихворнумши, подался до Москвы, где экспромтом склеил ласты. И шутка как раз по этому поводу – мол приехал живым весом, а уехал в таре.
Кстати, первоначально он был упакован в мавзолее, похожем на огромную ракету на старте, в центре Луанды; хотя мне-то чудились обрезки газопровода (на деле это знамёна, печально свернувшиеся в трубочки, как уши у слона в засуху).
И что характерно, пламенный революционер недолго держал плацкарту – его всё ж закопали, не к ночи не в пример нашему дорогому Ильичу I.

2p   бананы
Не кормовые, а те, что маленькие и пятнами по шкуре чёрные, будто гнилые уже. Но вкусные, спасу нет, такие кремовые и сладкие, будто это и не бананы вовсе, а.. а... ну как эт-самое, да.
А ещё бывают розовые бананы. Да не шкура, не, мякоть только. И запах советского мыла земляничного.
грядёт...

2p   А подбор площадок для посадки!
грядёт...

2p   лекарства от всех африканских болезней
запросто сжираемых детьми саванн по полному роту вместо конфет (эт когда мы лекарства в Сауримо забросили).
А врезочку-то сюда видно запилю, как мы из индийского Ахмедабада на Украину медикаменты привезли, и сами карманы таблетками набили чисто те папуасы...)
грядёт...

2p   кого обожают и кого терпеть ненавидят ангольцы
– Португалов уважают.
– Кубинцев любят.
– Американцев ненавидят.
– Над бывшими советскими (все, кто говорит по-русски) откровенно смеются.
А отношение кубашей к местным ангольцам напомнило мне ситуацию, когда, скажем, таджик был вывезен в столицу, затем его потомки, став "коренными москвичами в пятом поколении" приехали на родину предков в родной кишлак. Тут та же старая сказка про богатых родственников, чьи предки волею судеб покинули когда-то дом родной.
Во время нашей работы кубинцев в Анголе уже не было, но о них у местного населения осталась очень добрая память и ... дети.
На этой позитивной ноте добавлю, "жена" из местных – признак хорошего тона, лучше две...

2p   Miradouro da Lua (лунный пейзаж)
. . .
И музей работорговли там рядом в качестве достопримечательности – белые приплывали в эти места добывать полезные ископаемые, в том числе и негров-рабов.
грядёт...

2p   лазутчик в тюрьме
villa
Одно время, и это были наши лучшие времена, мы летали на полицейское управление и жили на вилле. Я – это я, в синей кофте. Два других – техсостав. А в самом углу сидит "лазутчик". Это уникальная личность, с завода авиадвигателей из г. Рыбинск. Уникальность его заключалась в том, что он был настолько худ и гибок, что мог пролезть в самое нутро двигателя и осмотреть камеры сгорания и лопатки живыми глазами (а не "удочкой", которая называется "бороскоп", и требует специального уменья и сертификации специалиста).
А знаменит этот лазутчик был ещё и тем, что сидел в тюрьме в Луанде. Но энд у истории был хэппи. Опишу, пожалуй.
Короче, затрясло на одном самолёте движок. Летать-то летают (зелень-таки жалко упускать). Но и края видеть надо. В общем, без осмотра двигателя – никак.
Боссы на киевской базе пихают лазутчика на гражданский рейс – да так скоро, что тот не только визу, трусы запасные не успел взять.
По прибытии в Луанду его принимает таможня, за его хитрый аппарат, и граница, за нелегальное проникновение на территорию. Бросили в кутузку конечно. Ни записки в офис, ни звонка на волю. Молчат, гноят за решёткой. И вот, день на третий, решили решать вопрос:
– Таварьеш, динейро есть?
– Есть. Сколько надо?
– А сколько есть?
– Сотки зелёной хватит?
– Ооо!!! Cи, сеньор! Чего ж вы, уважаемый, тут сидели-то до сих пор?!

2p   афробендеровец
Промелькнул как-то однажды среди пассажиров чернокожий командир. Удивило меня его кристально чистое владение украинской мовой, неподдельное дружелюбие и достойное всяческих похвал отношение к горилке и пыву. Оказалось, что хлопец окончил какое-то военное училище на западной Украине, там же женился. Поселились молодые в одной из провинций Анголы, завели кучу детей, вилла, прислуга, все дела. Эх, живут же люди негры!
Не то что я... ключницу и ту не привези!

2p   панцирь Марины Тартаруги
А однажды, сидим мы в компанейском вэне на одной из улиц Луанды, и не возьмись откуда вдруг, парнишка тащит мимо нас панцирь морской черепахи. Мы, конечно, были предупреждены о запрете на приобретение разного рода предметов из списка национального достояния в виде золота, алмазов, слоновой кости, ценных пород дерева, рогов, копыт и черепашьих запчастей. Но если каких-нибудь масок из эбонитового и красного дерева можно было свободно купить за углом мешок (и эту тему мы уже когда-то жевали с одного боку), то панцирь я увидел в первый раз. И конечно же, он был настоящим. Огромный, с гравировкой морских цапель и африканскох орнаментов, полированный и вскрытый лаком, он запал в мою душу с первого взгляда. Помню, дорого, но купил, придушимши жабу. Надо сказать, что желание почесать собственное самолюбие также присутствовало: в то время, как трудовые массы мешками скупали ширпотреб, я повёл себя как истинный ценитель самобытного искусства.
Завернув сувенир в ГУМАНИТАРНОЕ одеяло и надёжно приховав его в одной из многочисленных нычек Кормильца, беспрепятственно провёз немножко контрабандного трофея до дома, до крыльца родного.
Конец у этой истории печален, однако. Жена, не оценив в полной мере истинной стоимости премета искусства, приговорила его к поселению в гараже, где сей панцирь и сгинул, будучи покусан крысами и изошедши в конечном итоге на плесень.
И что ещё характерно! Если вы мастер-книгочей седьмого разряда, то рано или поздно доберётесь до крайней (не уверен, что последней на сегодня) главы, где чуток описана головоломля (моих) мозгов. На самом деле никогда такого не было. И вот опять!
Почему-то, по какой такой причине, равно как во сне иль наяву, но я отчётливо вижу, что этот панцирь благополучно переехал с нами в Канаду и лежит сейчас на нашем заднем дворе под живой стеной, удачно прячась в сорняках под ветками кустарника.
Первое время я даже ходил проверять: да дубль-пусто. С тех пор и пребываю не в доумении.

2p   раненые и отдавшие концы в самолёте

Негры не очень-то скорбят по усопшим. Дал дуба – да и пусть себе на здоровье, главное, успеть поплясать и повеселиться, да еще пожрать на поминках. У нас так раньше в армию провожали.
Загрузили к нам однажды носилки с телом, колют шприцем, вливают что-то в рот, пацан в руках капельницу держит. Вдруг, среди полёта начали хоровод вокруг водить, песни поют и рты улыбают. Работничков своих спрашиваю, чегой-то они? К родственникам ушёл, отвечают.
В другой раз, загрузили раненого – ноги по колены оторваны...
грядёт...

Раз уж к этой грустной теме подобрались, опишу-ка я, почему наши воздушные приключения над Африкой часто бывали за гранью разумного:

2p   смертельные опасности:
(часть из которых уже упоминалась в других сюжетах)

– отвязанная пушка на рампе

– бензин из полных бочек

– упавшая палета с топливом

– удачная поломка тельферного монорельса

– перевёрнутый вертолёт

– встреча с экипажем ЮАР-овского Ми-8

– выбитые зубы, или порядок загрузки пассажиров в самолёт
. . .
грядёт...


* * *
В Анголу я, может быть, и продолжал бы летать, однако у Украины наметился неплохой контракт по продаже самолетов-заправщиков в Объединенные Арабские Эмираты. Поехала наша команда в г. Узин (под Киевом) (штаб ВВС выбрал из разных полков специалистов со знанием английского), там мы подготовили 2 самолета и на одном улетели в Абу-Даби. За месяц отлетали им полностью программу, заправляли их истребители "Миражи", как они хотели, и по-одному, и по-три сразу (сюда иди ты, который на форуме (avia.ru) рвал тельняху, что на шланги в воздухе можно цеплять только два лiтака!). В общем, светил контракт на пять лет..., но что-то где-то не срослось, типа, опять Украина оружие продает. Сорвалась рыбка.

К этому времени армию стали сокращать. Полк наш разогнали совсем, всех уволили. Я, правда, со льготными лётными годами успел набрать свои 25 лет для полной пенсии, дали майора – в общем, взял от армии все, типа пенсия, квартира, дача, машина. На ангольские деньги купили вторую (однокомнатную) квартиру, кому-то из детей планировали. (продали в 2006 году).

А в Анголе нет, я там не воевал. Я лишь патроны подносил.


НАЗАД
ГЛАВНАЯ

Created by Nick Sorokin, June 2016