ДИКИЙ БИЗНЕС

на то, чтоб делать глупости, у человека всегда имеются уважительные причины

шановні пані та панове! Останього разу се хутко зник... ее-е це ж зáраз ворожа мова... переключился. Короче прошлый раз я исчез по-английски по причине того, что африканские байки можно травить нескончаемо, а трудовы ебудни ещё не отменили. Но всё же бывают в жизни счастливые дни, когда моча бьёт в голову стремительным фонтаном, разбивая мой котелок на осколки, которые слагаются потом вот здесь вот в мозаику прошлой жизни. Продолжим.

Однажды Анабела спросила меня, сколько денег я имею на этой войне. Услышав про штуку баксов в месяц (и немного чаевых в банановых кванзах), она просто рассмеялась. Тут же сделала деловое предложение:
– Бросить это моё грязное лётное дело и построить собственный бизнес.
– Для начала покупаем пикап.
– Она получает груз (у Паулино и не только). Нанятый максимум за сотню баксов водитель-охранник рулит, я представляю своей бледной рожей какую-нибудь гуманитарную миссию (документы с печатями изготавливаются на раз у местных умельцев).
Под видом гуманитарного конвоя движемся в провинцию, назад везём дары африканской природы в голодающую столицу.
– PROFIT!!!

anabela
  Не она. Но каков типаж!

Но на все её подкаты я отвечал молчанием, напряжённо тёр лоб и театрально чесал репу. Много думал.

Почему я имел глупость не встрять в это дело? Каковы мои уважительные причины?

1. Нас этому не учила Коммунистическая Партия (я не писал рапортов о выходе, партбилет по сей день у сердца со мной в Канаде). Вся эта фарца, коммерция и авантюры были чужды советскому человеку. Не созрел до поры, всё ещё не был готов прыгнуть за борт в ледяную воду для самостоятельного плаванья по неизвестности.

2. На то время я ещё находился на службе в славных рядах уже украинских Вооружённых Сил (но предать Родину уже подумывал, и вот сейчас мне кажется, что я начал свои раздумья об этом ещё в возрасте сидящего на горшке). А тут кстати было б заметить, что если бы предал, то сделал бы это бескорыстно (в то время как те, на кого мы работали, продавали её за громадные тыщщи, оптом и в розницу).

3. Одной из главных проблем для такого бизнеса были заминированные дороги Анголы. Именно из-за этого почти все провинции страны были связаны со столицей (и главным морским портом) только по воздуху. Но и выгода была прямая – закупив товар в Луанде, можно было смело сдавать его оптовикам в провинциях как минимум в два раза дороже.

4. В-на Украине в это золотое время широкую популярность стал приобретать военный шоп-туризм. Из искры, брошенной незабвенным Виктором Бутом (кстати, летавшим на закате Союза в качестве радиста-переводчика в Анголе в экипажах супермощной на то время военно-транспортной авиации, и начинавшим именно там свой бизнес по утолению гуманитарного оружейного голода), успешно разгорелось пламя отнюдь не штатской коммерции. Этапы большого пути сего "авиаперевозчика" описаны в Викиях. Да и не он всё же стоял на пике торговой вершины...
Я же с ними у кормушки не толкался, всего лишь за три копейки подвозил самолётами патроны, зачастую десантируя их прямо на передовую "с неба на землю и сразу в бой" (девиз ВДВ).

Не отказавшись пока от идеи поработать челноком-барыгой, по прилёту домой, через родную организацию "Центр социальной и проф. адаптации уволенных в запас военнослужащих и членов их семей", я нашёл бывших сапёров и серьёзно обсуждал с ними сафари по огненным минным дорогам (только за одно это там платили очень неплохие деньги).
А перебила этот вариант "Испанская Звезда" (и об этом повествует одноимённый сюжет из пятой главы).
Ребята с миноискателями уехали туда (профессиональная адаптация уволенных в запас!), увы, а теперь к счастию, без меня. Судеб их не знаю... (но знаю, что там многое было гораздо иначе. Горячéе.)
А история вышеупомянутой адаптационной конторы с говорящим для английцев более коротким названием "Щит", буквально загубившей сотни жизней своими радужными проектами и пустыми обещаниями, ещё ждет своего написания. Крышей ей был евросоюзный TACIS. Кому интересно – читайте в инете, как демократы догрызали Союз после развала. Хотя некоторые идеи были очень интересны (документы храню и далее коснусь), хотя на самом деле такие проекты ребятам-демократам были ни в коей мере не нужны.

Но что-то я затянул предисторию, однако. Мой рассказ не по истории, а история о человеке.
Короче, летим мы как-то куда-то над ангольской тундрой. Среди военных и их хлама, постоянно необходимого то тут то там, в борьбе с партизанами, едут с нами гражданские пассажиры, кто немного платно, кто по-льготному, а кто и по-наглому.
По-видимому, это был второй за день рейс, потому как я метнулся разогреть в духовке (а как это происходит, вы уже читали в отчёте про Мали) макароны из столовки, которыми снабжала экипажи первая база нашего т.н. строительно-транспортного управления, что на луандийской Виане (и какие к лешему ланчбоксы, Ви шо!!1. Гуманитаришен комбикормен ist наш хлеб насущный).
(расскажу мож когда-то, как подъедались, случалось, и непосредственно с перевозимого карго при сбоях в тыловом обеспечении).

На ящиках техаптечек сидит такая себе Анжела Дэвис. Я только что выдернул из духовки судок с харчем и волоку его в кабину – командиру, чтоб положить на тарелочку, (остальные из корыта пожрут – тут у нас чёткая субординация).
И вот эта девица игриво выставляет ноги, преграждая мне путь на второй этаж (вы не знали, что Ил-76 аж трёхэтажный, не считая хвоста?)
– А мне, типа, не обломится кусочек?
– Ща, грю, чифы-с пожрут, а там и мы перекусим (надо же оказывать посильную помощь голодающему населению Африки!)
И угостил-таки даму! И дама почла за честь (а в Африке вечнозагорелые не отказываются от еды, тем паче с руки белого засранца). Таким манером, к концу полёта у меня появился ещё один, не менее как сотый по счёту друг в Анголе.
Вообще, в Африке, если ты, бледнолицый, заговорил с туземцем, особенно с целью нанести ему хотя бы малейшую пользу, или даже если есть намёк на это, он с порога становится твоим другом.
В этом месте я задумался, вспомнив, что партикулярные так сказать представители "советику" часто подвергались неприкрытым насмешкам за характерное поведение, несовместимое со статусом белого человека (как пример – обмен мною электрического утюга со свалки на поношенные стеклянные бусы на малийском базаре, помните?)

Прилетели, кажется в Лубанго. Анабела (а это была именно она) сгрузила свои торбы на подъехавший под самолёт пикапчик.
Сейчас я думаю, что вот не боятся в Африке террористов, хотя местами они там водятся. Толпы желающих полетать осаждают самолёт на любом аэродроме. Вначале вид грузовой кабины, моментально набиваемой путешественниками как советский трамвай, вызывает шок. Но слава советским сталеварам, варившим титановый люминь – 500 обезьянок – не предел для нашего летающего танка.
Далее по ходу освоения воздушного пространства этой замечательной страны, Анабела прижилась в самолёте (ну а чо нам её лишних 200-300 килограмм соса-солы туда и столько же свежей рыбы/мяса обратно? На базаре-то этот натурпродукт продавался по 5-8 $/kg.

Кто-то наверняка ждёт разворачивания сюжета в сторону романтической интриги с розовыми розами, ангелами и шоколадными зайцами. Таки не дождётесь! Всё было совсем не так, как на самом деле. В Африке нет любви.
Там зоосад – у кого кто первый встал, того и валенки.
Польза от Анабелы, тем не менее, была огромна. Во первых ...пропускаем..., во-вторых – через неё я получил доступ к ограниченному кругу боль-мень влиятельных лиц:

* например Фауштино – начальник аэродромного военного терминала), что дало нам больше хоть и опасных, но более выгодных вылетов на десантирование.
* А был ещё такой Ребейро, на которого мы работали в моей первой командировке. Но я с ним лично не общался. И возили мы в основном гражданские грузы (настоящую гуманитарку) и всякое барахло для негроментов. Жили, кстати, на виллах (запилю потом и фото и видео).
Но Анабела, надо отметить, к его банде никаким боком не.

В третьих – бесценные советы и практическая помощь по местной жизни.
В четвёртых – сбытчица моего товара (кое-что прилипнуть к самолёту всё ж успевало. Но так, крохи).
И в пятых – она поведала кой-какие секреты правильных взаимоотношений белого сеньора и чёрного амиго, присущих той стране. Спрóсите – расскажу.

Со временем Анабела становилась всё настойчивее. Ей не на шутку запала в голову идея грузоперевозок. Возникали даже различные варианты – или я пробиваю уголок в русском самолёте (а их в то время по стране работало до десятка). Или самостоятельно осваиваем юг страны, катаясь от порта Намиб по относительно безопасным дорогам вглубь провинций (там войны почти не чувствовалось, и дороги не минировали).

Но закончившийся ресурс самолёта (который мы и так натянули на положенный чуть ли не в двойном размере) и накопившиеся неисправности требовали перелёта на базу для техобслуживания.
Твёрдо пообещав будущему партнёру, что всенепременно сделаю реторнаре (возвращюсь), я, появившись в родном полку, внезапно попал под набор в экипаж на контракт по продаже в Эмираты двух новеньких топливозаправщиков Ил-78 и обучение тамошнего личного состава.
Но это уже другая история. И хотя арабский контракт сорвался, едва начавшись, я уже никогда не возвращался в Африку. С этого момента для меня широко распахнулись ворота в более интеллигентную заграницу.
Но как бы то ни было,
Angola no coração! Ангола – в моём сердце.

и ты веришь нет чувак, это только начало ангольских историй...

НАЗАД
ГЛАВНАЯ

Created by Nick Sorokin, December 2014