УАМВО – СТОЛИЦА ПАРТИЗАН
|Ангола, ноябрь 1994 г. |

История одной задержки вылета
рас-рас проверка связи
Друзья, а также интересующиеся товарищи!
Как вы успели заметить, меня тут немножечко не было.
Пропал я с голубых (в хорошем смысле) экранов радиолокаторов по причине неукротимого разгребания говен в отдельно взятом канАДском ангаре. Вертолёты без устали тушили пожары, самолёты катали туристов, а я, никого не трогая, починял себе ихние нескончаемые примусы.
Я через несколько месяцев назад обещал вам продолжить рассказы о приключениях в одной из стран с неумеренно теплым климатом.
Поэтому, здравствуйте! Садитесь. Смотрите и слушайте, то есть читайте. А я желаю вам таких же приключений в жизни... избежать!

Вот так жили мы там были, война шла своим чередом, мы много десантировали, отнюдь не гуманитарную помощь.
И вот вдруг, перед самым Новым 1995 годом было заключено перемирие. В пафосном порыве правительство попросило уничтожить боеприпасы, расстреляв их в воздух, чтобы больше не убивать друг друга. Был шикарный фейерверк из трассеров, которых в те ночи было больше, чем звезд на небе. (потом, правда, война стала опять кому-то выгодна).

Для нетерпеливых, покажу сначала, как мы зарабатывали деньги мешками. Об этом, и многом другом и будет этот рассказ. Лица участников я постарался скрыть надписями.
Да и вообще, ещё раз напоминаю, что все совпадения случайны, имена выдуманы, а видеофотохроника извращена фотошопом.
Если кому-то всё же не захочется славы, телеграфируйте, и я прикрою ваши интимные места чёрным.




далее идёт отчёт о турпоездке вглубь западной Африки

"Наши" только что отбили у партизан недавнюю вотчину Савимби – Уамбо. Мы первые (из работающих там экипажей) прилетели на этот аэродром. Здание аэропорта, впрочем, хоть и побитое, но стояло. Полоса напоминала российскую дорогу. Рулёжка же вообще была похожа на белорусскую сельскую улицу по весне (извините братья, такой я её помню из авиахимэкспедиции по колхозам Чаусского района Могилёвской обл). Никогда до этого мы не рулили так, чтоб колёса шасси утопали в колее по самое ага.
И толпы пендосов вокруг в ожидании чуда – перелететь на большую землю.

Кстати, неплохо было бы напомнить юной генерации происхождение слова ПЕНДОСЫ:
Когда в Анголе свершилось освобождение от колониального гнёта (середина 70-х), наши “советники” прибыли строить социализм. В том числе прибыла группа абсолютно мирных самолетов, на серых боках которых от руки было наспех выведено “Ан-12 аэрофлот”. Чёрные братья ещё не умели говорить по-русски, поэтому громко приветствовали нас радостными криками АН-ДОЗЕ! АН-ДОЗЕ! (что значает Ан-12 Ан-12). Мы тоже пока еще не были сильны в “фала португейш”, поэтому на всякий случай послали их подальше – андосы-андосы, сами вы ПЕНДОСЫ. Так и осталась у папуасов эта кличка.
Сейчас этим красивым именем стали незаслуженно называть жителей сев/американского континента. Почему?

Тут можно предположить, что наши десантники “советники”, прошедшие африканский крым-и-рым, опять были направлены "копать картошку", теперь уже в Югославию, где и столкнулись нос к носу с загорелыми ребятами (коих было немало в контингенте ООН).
– Оо-о, пиндосы! Бомджиа! ээ-э, ну то есть Хай!!

Я даже схлеснулся по этому поводу с профессиональными переводчиками на их ФОРУМЕ, предлагая эту байку как одну из версий происхождения этого слова. Но, как обычно, истина оказалась между прочим.

Вот, отвлёкся от сюжета. Мы о задержке вылета говорим. А история, произошедшая в Уамбо, такова:
После захвата города правительством, повезли мы туда груз от каких-то военно-административных бугров, которые летели устанавливать в этом ихнем колхозе афро-советскую власть. Выгрузили начальственные джипы и прочее властьимущее барахло.
После нас приземлился Геркулес под ООН-овским флагом. Иить хитрые, змеи, первыми не захотели полосу опробовать, русских (а Украины на то время в мире ещё не существовало) на амбразуру бросили.

Сразу после разгрузки нас атаковали попутчики до столицы, плотно взяв самолёт в кольцо. В основном это были женщины и дети, многие явно не из бедных, вроде как беженцы. Начали совать деньги, чтобы оказаться на борту. Мы это дело быстренько организовали – взяли наволочку от подушки и ценой в 10-15 долларов со взрослого рыла (дети шли как багаж), стали запускать туристов. В кванзах (местные деньги) счёт шёл на миллионы (для чего и нужна была наволочка).

Набили грузовую кабину под завязку и стали уже запрашивать разрешение на вылет. Но!..
Разрешения не дали, в эфире шла непонятная возня на португальском. Да и со стоянки было видно, что на полосе торчит какое-то неправославное подобие Ан-24. Это под закат сел ещё правительственный Fokker (возможно что и с самими буграми).
Чуть погодя картина прояснилась. По топям рулёжных болот мы так и не дотянули до перрона. Геркулес за это время разгрузился на полосе прямо в подъехавшую фуру и ушёл на Луанду.
А этому фрицу президентскому самолёту оказалось что и приткнуться негде. Он у нас прям перед носом этих военачальников выкинул, да ломанулся свалить побыстрее (мож и заварушки какой боялся). Но только крутанул он резковато на узкой ВПП на развернуться, так и снёс себе покрышки на носовой стойке.

А вечерело.
И эта вся суета и манёвры вдруг раз, и закончились. Стало тихо и тёмно.
Пошли, думаем, в гости к бедолагам сходим.
Пришли, и что? А самолёт уже закрывают на ключ и какая-то чёрная горилла начинает на ломаном английском объяснять, что едет в гостинницу отдыхать. Разговаривать явно не хочет, пытается обойти меня сбоку. Я путаюсь у неё в ногах (горилла ведь женского рода?) и прошу выслушать альтернативное, мягко говоря, мнение. Животное отмазывается плохим знанием английского. Спрашиваю, на каком языке оно разговаривает. Португейш!? Так нет проблем! И я на кривом, но понятном ему языке начинаю объяснять, что делов-то – мы выруливаем, он занимает наше место (прорулить сотню метров на дисках нет проблем). Полоса свободна, мы взлетаем. Ведь у нас завтра с утра рейс, да и сейчас полон салон пассажиров. Но нет, не пилот он, не брат нам. Эта свинья сопит и молча уходит!

С нами – пара чёрных помощников. Получается, что и нам нужно искать ночлег. Обсуждаем с Лили положение дел. Тот быстро цепляет в толпе чувака, который сможет покатать нас. Буквально минут через пять машина подана к парадному входу самолёта. Пассажиров высаживаем обратно взад на покрошенный асфальт, причём раздаем им "билеты" – кусочки бумаги в арифметику с росписью самого ответственного лица – экипажного стрелкá.

Управились быстро, едем в город всей командой. Езды-то, минут пять всего. Водила знает, где можно найти прилетевших после нас военачальников. Он – герой и лучший друг "руссос камарадос". Знает, собака чёрная, что будет щедро отблагодарён.
Таки да, нас принимают, выслушивают и один из них вникает в нашу проблему, подогретую ещё и тем неправдоподобным фактом, что мы, конечно, можем переночевать и в самолёте, но лететь неотдохнувшими назавтра нам не позволит наше лётное законодательство. Ну, это было для пущей важности (из предыдущих рассказов вы знаете, что нам не привыкать спать в самолёте в обнимку с Зелёным Ведром).
– Да какие проблемы! Щас всё порешаем!
И ведут нас в расположенное рядом (и по конструкции похожее на административное) здание.
– Располагайтесь!
– А ужин?
Тут на их лицах нарисовалась укоризна: "Вам ещё и жрать приготовить"?
Но виду не подали:
– Вот вам наш подручный, он позаботится. Негроповар оказался проворным малым. Он быстренько запарил чан рису, достал мясных полуфабрикатов, припёр большую коробку фруктов – видно было, что мастер при деле. Да-а, тыловое обеспечение главного штаба на высоте!
Пока суть да дело с закусью, как само собой разумеющимся встал вопрос о сугреве, как и положено в командировке (отрядиться на командировку уже находясь в командировке, это было новаторским шагом!)
Выйти самостоятельно в расстреляный город было бы безумием. Да и ехали когда, в пути не мелькнуло ни огонька, хотя в нормальных трущобах всегда что-то продают вдоль дороги, круглосуточно.
Спросили повара-адъютанта – тот мож чо и предлагал, но помню только, что оказались мы возле броневичка, который охранял ставку. Разговаривал с бойцом я (хотя он был почему-то в гражданке), поэтому помню, что покидать свой пост он не хотел, но угощение в виде пригоршни купюр из наволочки окрылило его, и он завёл свою таратайку, которая должна быть описана тут чуть подробнее.
Это был именно броневичок, на резиновых колёсах, но настолько побит пулями и осколками, что мне тогда было страшно подумать, сколько же доблестных героев погибло в этом корыте.
А это было именно корыто – верх полностью открыт, ни стёкол, ни боковых дверей. За спинками передних сидений стоит на постаменте ДШК (но скорее всего это был не отечественный усмиритель душманов, а какая-то западная скорострельная пушечка, подобие стволу нашей самолётной).
Вроде как нас трое поехало – кругом темень, все окна и двери зашиты железными листами, превращёнными в сито – стреляли явно веселья ради и забавы для. Город представлял жуткое зрелище – миллионы дырок в стенах домов – многие двери на виллах расстреляны в лохмотья, часть домов разрушена. Нас можно было пощёлкать как зайцев на опушке. Но чот никто не заинтересовался.

Водила оказался местным, приказал не ссать не бояться, останавливался где надо. Где-то не открывали вообще, где-то кончились стратегические запасы. Но, в конце-концов откопали гешефтмахера, готового за очень разумное в тех условиях вознаграждение в виде охапки денег, сходить на базу за дефицитом. Затарились, на полный разворот русской души.
Где-то в дальнем углу моего черепа свербила мысль, что деньги летят в широкую трубу, в то время как обитатели грузовой кабины, проплатив тур, томятся под крылом неперемещёнными. Всё ли пойдёт по плану? Не придётся ли сполна платить по кредитам? А вдруг мажорный форс накроет?

Описание командировочного ужина будет не интересно драгоценному читателю, который, чувствую, уже устал от рассматривания бесконечных приключений на чьей-то непоседливой заднице, и готов сачкануть, читая прищуренным глазом по-диагонали. Стоять! Это средина. Метаться поздно, нужно идти до конца!

Маловероятно, что в этом рассказе появилось бы что-то и об удовлетворении основного инКстинкта (хотя, по Уставу, после ужина с подогревом, лётчику положен полноценный отдых). Да и вообще: "Как вы там боретесь с досугом?" – "Одной левой!" ответил бы поручик Ржевский.
Но этот рассказ, как впрочем и вся книга, есть описание реальных событий. Для любителей солёненького с клубничкой идите читайте сказочных д ээ-э фантазёров современности.

Оставим экипаж подъедать объедки с барского стола, а сами пойдём посмотрим, чем занят в это время Лили (второй трабалидор остался под самолётом наблюдать порядок и предотвращать диверсии).
Я нашёл его в переходе от нашей роскошной ночлежки к не менее роскошному обиталищу генералов. Там был закуток в виде подсобки, где он бухал (!) с каким-то друганом. Пили виски из 100 граммовых пакетиков (бывает, оказываеся, и такая тара – не бьётся, и стаканов не нужно). А чокаться можно лбами, ага...

Лили обрадовался, что я не позабыл о своём подчинённом. Познакомил с корефаном – это оказался его друг детства. Они как раз собирались пойти к вилле, где жили их родители, будучи на службе у португалов. Попёрся и я с ними, чисто на экскурсию, ознакомиться с местными достопримечательностями.
Шли недолго. По пути друг рассказал, что живя тут, ему приходилось периодически скрываться – Савимби мог забрать в свою повстанческую армию. " И тут косят" – подумал я. Кстати, он сказал, что резиденция Савимби находится где-то недалеко (но его там не было конечно).

У виллы ещё остались следы былой красоты, хоть и была расстреляна, как всё кругом, но не насмерть. Кажется даже, что там кто-то жил. Так что только постояли у ворот, даже во двор заходить не стали. Лили потрогал руками плитку на мостовой, сказав, что при хозяевах его отец мыл её с мылом. После бегства португалов они продолжали жить на вилле и ухаживать за ней (ребёнок родился уже при социализме), но хозяева постоянно менялись, платить было некому. Потом они умерли, и Лили рванул в столицу. Типичная ангольская история.

Возвернувшись, я застал банкет в разгаре, но не присоединился. Пусть им, но не мне, завтра будет хуже. Открыл кладовку, где лежит постельное бельё (хотя кроватей-матрасов-подушек в хате нет.., но такие подробности не будут интересны дорогому читателю). Рядом лежала стопка флагов Анголы и полотнища с национальным гербом – я их по-ходу пристроил под голову вместо подушки. Ессссно по одной штуке прилипло к рукам (та й так міцно що ні відчіпити). Как было мимо таких сувениров равнодушно пройти?

И тут я опять со своей вставочкой влезу, отвлекаясь от темы:
На волне моей пламенной любви к этой далёкой стране, по возвращении домой я нашёл в родном Запорожье бывших ангольских студентов, которые накрепко осели на (или в?) моєї рідній батьківсчині, одарил их флагом (другой флаг с гербом, шитым шёлком, самому понравился), и свежими луандийскими газетами, наивно по совковой инерции продолжая надеяться, что дружба с иностранцами ускорит моё вхождение в мир капитала, и может быть даже золотого тельца. Да и просто язык, пусть не столь популярный (эт пока, думал я), не забывать.

Один из знакомцев был настояшим анголянином чистых кровей, второй – из Заира, что означало ту же чистую африканскую кровь, но язык уже французский. Так эти черти и разговаривали между собой – один говорил на португальском, другой отвечал на френче, но понимали друг-друга без возражений. Так то и лучше, думал я. Ещё и французским прирастать буду, как Россия Сибирью.

Aa-a, да! Золотой телец же ж. Он тянул к себе домкратом э, гранитом, не, магнитом, во! Со страшной силой. Эти амиги оказались настолько проворны, что сумели открыть в городе бизнес по оптовой продаже французского шампанского. Чтоб не впасть в рассусоливания, сразу скажу, что фирменный продукт разливался где-то поблизости в гаражах, оклеивался лэйблами и акцизами и сопровождался необходимыми бумагами. Дальше рассказывать не буду, все вы помните эти лихие времена.

В довершение только одна характерная деталь: Сижу у них в гостях, строим планов громадьё, пьём жиденький чай без сахару. Шампанским не угощают (хотя, казалось бы...) Тут пора и честь знать наступила, прощаюсь культурно, через Бонойтэ и Оревуар. Вдруг ангольский мальчик выдаёт:
– Потом ти приэдёш, ти принесёш нам пачку чая?
Чтож, у хлопчика было тяжёлое детство...

Ну вот и утро. Едем на аэродром. Хоть и рань несусветная, но народ уже не спит. Все взоры устремлены за горизонт. Это Чип и Дейл спешат на помощь из Луанды.

Садится самолёт, такой же Fokker. Оттуда вылезают чёрные мастера, важно идут к больному самолёту. На подъехавший пикап выгружаются два колёсика в сборе (которые оба враз можно унести подмышкой) и маленький домкратик, по типу автомобильного, всё это чинно перевозится пикапом на расстояние метров в двадцать, к месту предстоящей сложной хирургической операции. Повозившись с присовокуплением, начинают подъём. Краем глаза примечаю, что имеется наличие отсутствия стояночных колодок. Да и то верно: откуда они здесь, в желтой жаркой Африке, в центральной её части, как пел Высоцкий. Успеют небось отскочить от падающего самолёта – у них обезьяньи навыки наверняка ещё не пропали.

Готово. Гей, окей табень чих-пых! Наливай! О! No-No! Запускай!!!
Повернув ключ зажигания (это так журналисты пишут, а-ха-ха!), пилот увидел лишь тающий взор сигнальных ламп. Их очи потускнели – аккумуляторы приказали долго жить. Мастера пассатижей и отвёртки просто забыли их выключить перед началом работ. А запускательные машины случаются только на столичных аэродромах, и то не всегда.

И тут в дело вступают международные силы ООН. В прилетевшей вчера группе совершенно случайно оказался авиаинженер. Всё это время он молча наблюдал за ходом работ не вмешиваясь. Но тут колёcных дел мастера развели руками, и инженер, вооружившись отвагой, с авиационным выражением лица взял управление на себя. Он высказал гениальную мысль:
– Нужно снять один аккумулятор с исправного и запустить неисправный самолёт.
– Си, сеньор!
Дёргают и приносят одну (следите за мыслью – ОДНУ) батарею и меняют местами. Вторая разряженная так и остаётся рядом на борту.
Вчерашняя Горилла мостится на шестóк и включает питание. Со счастливой улыбкой начинает запуск двигателя. Но что это..? Стартер кисло вздыхает и молкнет.
What a fu...nny Sheet! of paper!? Учите английский, говорю вам! Aa-a, он тоже был плохой! Давайте второй!
– Ййеесс, сээр!!!
...и они успешно засаживают ещё один исправный аккумулятор (разряжая его на дохлый)...
Играет похоронная музыка. В гробу два искалеченных самолёта и блокированная полоса. Помощь с воздуха уже не придёт. Пешком до Луанды 600 километров минных полей. Тут даже мёртвые с косами попáдали в жёлтую придорожную пыль. И тишина...

К этому времени на аэродром прибывает глава ООН-овской миссии. Он протирает запотевшие очки и вдруг видит, что на пустом месте недавнего игнора вдруг проявляется силуэт громадного русского самолёта. И глава собственноручно идёт на переговоры с врагом.
– Позовите пожалуйста капитана.
Ответ:
– Капитан выходить не хочет, поднимитесь наверх сами.
– ОК.
Подымается и видит картину: капитан развалился в своём кресле в положении "нóги на штурвале" и режется со вторым и штурманом в картишки.
– трам-тарам-тарам-тамтам, кто ходит в гости... объяснение ситуации.
– Пусть капитан Fokker-a придёт сюда лично, и мы решим с ним все вопросы.
– Good, Thanks, и все другие дела.
Шлёпает Горилла. Подымается наверх, но в кабину экипажа не заходит (и правильно делает, ибо приглашения не было).
– Сэр, извините... Я... Мы... молитва раскаяния...
– Ладно, поможем.

Мне выдаётся команда сделать всё, как надо. Лили дёргает аккумулятор с нашего борта, и мы следуем ко второму Fokker-y. Поскольку стандарты разные, наш в ихнее гнездо не лезет. Тут же просим найти jumper, который быстро находится в чьём-то автомобиле. Авиаинженер пытается участвовать в процессе, но когда, отсоединяя провода, кладёт пассатижи прямо на клеммы, чем вызывает короткое заикание (я не ошибся) и маленький фейерверк (на нашем невозможно повторить трюк из-за более умной конструкции батареи) и немедленно переводится в категорию наблюдателей.
В процессе совместной работы выяснилось, что инженер сам из Канады. Для меня тогда это название значило ровно то же, что и для вас сейчас например означает слово Исландия. Хотя мысль про "замороженных людей" тогда мелькнула.
Но сейчас-то, с высоты моего неохватного опыта контактов с людьми на разных континентах, замечу, что от места проживания количество мозга не зависит (считая в среднем по больнице).
Просто парень тот скорее всего не гайки крутить, но ловко бумажки в офисе перебирать учился.
Подключаемся. Пилот успешно запускает сначала один, потом второй двигатель. Убеждаемся, что генераторы в сети – значит можно установить разряженные батареи, сначала одну, потом другую.

Инструктируем Гориллу и подобным же образом запускаем переобутый в новые колёса аэроплан.
В это время рембригада сматывает удочки, загружая всё в обратный зад, и второй лiтак, видя, что у первого теперь всё в порядке, уходит прямо с места, с центра полосы. Ему можно – он почти пустой.
Толпа пассажиров, а они гуляют в это время вдоль-поперек и промеж где хотят, вот они счастливы, они пляшут и кричат: Советику! Советику!, даже не подозревая, что советикусы уж три года как кончились.
И, казалось бы, вот он, хэппи энд, грузись согласно проданным билетам и лети на базу...

Ан нет! Мне надо уделать вас по полной программе.
Вот и думаю, то ли уже вторую часть этой нескончаемой повести зачинать? Всё же попробую начать окончание и галопом проскакать по не описанным ещё перипетиям во весь опор.

Горилла, вместе со своим вторым пилотом (который так удачно сливался с окружающим пейзажем, что я его даже не помню толком), газанули на выход из этого гиблого места. Но что-то им вздумалось не нарушать, взлетая с пол-полосы, а занять положенное место в торце, чтоб разбежаться потом на полный размер. И вот!!! В этом самом торце, то ли от злости, то ли в спешке, завизжал он опять передней стойкой при развороте, тут и сложилась она, как спичка. Уткнулся наш беднягат носом в асфальт, расплющив себе нижнюю морду. Горилла в бешенстве выскочил вон и нервным шагом попёр без оглядки, прямо через поле, в направлении города. Похоже, что он сошёл с ума. Мне его стало жалко – такого мы ему никак не желали.

Как-то незаметно начальники и руководители рассосались. Приехал, однако диспетчер с вышки, (которому, впрочем, было совершенно необязательно торчать там – портативная радиостанция была при нём) посмотреть и оценить масштабы бедствия. Дело ослжнялось тем, что из Луанды уже вылетел тот самый Геркулес с очередной партией груза, и диспетчеру приказали очистить полосу в течение часа. Варианты с тягачами и кранами не годились из-за их отсутствия. Я спросил, мож где вильчатый погрузчик завалялся?

Вскоре на горизонте показался Геркулес. Диспетчер велел ему отойти и понарезáть пока круги в сторонке. Но этот ас пошёл на нас в атаку, ощетинившись шассями и механизацией. Думаю, что у него в планах было сесть, если всё срастётся. И полоса там довольно длинная, если даже перелёт чуткá будет. Кое-кто не выдержал и поразбегался, мы с диспетчером остались по местам. (А в вас когда-нибудь прицельно летел большой самолёт?) Это покруче "хроники пикирующего бомбардировщика"! Сейчас этот аттакцион уже не показывают нигде в мире. И вот он прошёл метрах в пяти над головами. Красавец! Но не стал садиться, видимо ограничился процедурой "визуал контрол".

Оказалось, что погрузчик завалялся, и он приехал довольно скоро. Я дал водиле инструктаж, как аккуратно приподнять аппарат за уже повреждённую часть и вытолкать с полосы на обочину. Он подъехал, но оказалось, что захваты не ходят вверх-вниз (в Африке глупо ожидать, что всё пойдет гладко). Делать нечего, вонзил он свои окоченевшие вилы прямо в нос самолёта без разбору и по-бульдозерному сдвинул его с бетона. Диспетчеру показалось мало и он закомандовал толкать дальше. Самолёт печально ушёл под откос, повредил крыло, обшивка пошла гофром. Он обрёл вечный покой. Вот так бесславно иногда умирают самолёты.
Остаток моей командировки он так и лежал там немым укором, объедаемый людьми как ящерица на муравейнике. Сейчас на Гуглокарте его уже нет.

Далее всё пошло в обычном ритме. Правда, когда запускали пассажиров обратно в самолёт, их оказалось больше вчерашнего (фальшивомонетчики?) А кто-то, не мудрствуя лукаво, просто разорвал билетик пополам и подделал подпись. Пришлось впихнуть столько, сколько влезло.
____ _
И вот вам видео одной посадки при возвращении в Луанду (может быть даже совсем не этого полёта). И совсем не обязательно, что данный самолёт был перегружен. Можно иногда нехило закозлить на ровном месте на заворотах воздушных потоков. И дома-то бывало как мячики прыгали по полосе с танками в брюхе. Но ещё раз слава советским сталеварам – они сварили летающий танк!


На этом видео полёт окончился удачно – самолёт цел, колготы лётчиков сухие.
Cмотреть со звуком и до конца
– Командир, вы что-то сказали?
– Нет, а что?
– Да я после вашей посадки наушники потерял...

Всё-всё! На этом сегодня завершаюсь, но в целом не заканчиваюсь для последующих рассказов.

НАЗАД
ГЛАВНАЯ

Created by Nick Sorokin, May 2015